Поездка в Рим

Я прочитала  об Италии и воспоминания «минувших лет» захлестнули меня. Воспоминания о незабываемой поездке Италия-Марокко, но сначала была поездка в Рим. Это не была самостоятельная поездка в Рим, мы ехали группой.

Прошло уже двадцать лет после этой поездки, многое изменилось в нашей жизни, теперь мы живем в Бельгии и поехать в Италию совсем не трудно, а те впечатления о Риме, Флоренции и Пизе, где мы были тогда, остались такими же яркими, как и раньше.

Советский Союз. 1980 год. Выехать за «бугор» чрезвычайно трудно. Только благодаря связям моего мужа, и то с огромным трудом, удалось попасть в группу туристов из 20 человек, ужасно заслуженных людей из многих городов Узбекистана, где мы жили тогда. Приходилось доказывать, что я тоже заслуженный человек.

В Москве нас собрали в каком-то темном помещении и очень грубый, неприветливый человек стал разъяснять, что нам оказано величайшее доверию Партии и Правительства и мы не должны общаться с местным населением, не должны отрываться от группы, не должны нарушать установленный распорядок дня, не должны давать интервью, не должны напиваться и дебоширить.

Целый час он долдонил нам, взрослым людям, что мы должны и не должны делать. В конце всех этих «должны-не должны» он сказал, что здесь, в Москве, будет известно все о каждом из нас и о нашем поведении.

Я уже и раньше ездила за границу и знала, что в каждой такой группе есть «дядя Вася», самый неприметный человечек, который докладывает о каждом и его поведении. Наказание – запрет на выезд за границу, поэтому, подавая документы для турпоездки, никто не знал, разрешат ему «Органы» выезд за рубеж или нет.

Уфффф. Мне разрешили. Первым в нашем маршруте был Рим-вечный город. Мы остановились в небольшой гостинице рядом с Колизеем, которая называлась Majority, значит Большая. Поразило, что на этажах нет ни одной женщины за столом,бдительно следящей за каждым человеком,  как в наших советских гостиницах. Никого, только внизу в рецепшине, где мы брали ключи от номера, был улыбчивый человек, готовый всегда помочь.

Нас возили во все церкви, какие есть только в Риме. Только позавтракали – и в какую-то следующую церковь. Конечно, это бы хорошо, но при таких темпах и насыщенности впечатлений в голове путалось, что и где.

Граница Рима и Ватикана

Однако Собор Святого Петра, невероятной высоты, внутри которого было тихо и прохладно, а также просторная одноименная площадь четкой зарисовкой остался в памяти. Там, в Соборе, где-то в глубине, отдаваясь глухим эхом, звучал голос священника, я почувствовала себя такой малюсенькой в этих церковных просторах, что ком встал в горле и захотелось встать на колени и заплакать. Этот ком в горле только стал увеличиваться, когда я увидела «Пьету». Надо было протиснуться вперед через толпу и вот, наконец, я вижу ее, вижу своими глазами, хоть и под стеклом.

Пьета Микельанджело

Оторваться от «Пьеты» было невозможно, столь прекрасно лицо Богоматери, её спокойная грусть, так выразительно бессильное тело её сына, Христа, и жест левой руки, который я понимаю, как «ничего не поделаешь», хотелось смотреть бесконечно, но программа поездки требовала быстрее двигаться дальше.

Прилегающая к Собору площадь была малолюдной, заставленной рядами перевернутых стульев, и ярко освещенной слепящим солнцем. О самом Соборе и об этой площади можно рассказывать долго. Нам показали балкон, с которого выступал Папа Римский. Все это плохо укладывалось в голове. Казалось, что это просто сказка какая-то.

Пантеон не мог не поразить нас. Пантеон, храм, посвященный всем богам, необычной круглой формы и высотой почти с Собор Святого Петра, захоронение великих людей Италии, королей и королев, единственное античное сооружение, дошедшее до нас целым, не в руинах. К сожалению, у меня нет фотографии Пантеона, который можно посмотреть здесь,

Среди захоронений есть и гробница Рафаэля, умершего совсем в молодом возрасте и завещавшего похоронить себя в Пантеоне, реставрации которого он посвятил много своих усилий.

Мы вошли в высоченную дверь, которая была открыта, пока гид рассказывала нам обо всем. Здание было круглое, в центре на полу-продолговатой формы купель, в которую собиралась вода во время дождя прямо из большого круглого отверстия в потолке, через которое было нам видно синее небо. Другого освещения, чем солнечный свет, проходящий через этот «глаз», не было.

Невзрачный служитель медленно закрыл дверь и, чтобы продемонстрировать акустику Пантеона, вдруг неожиданно для нас прекрасным оперным тенором чуть-чуть спел и замолчал. Мы услышали его же голос, так многократно повторенный, как будто бы пел хор. Звук держался удивительно долго. Вот это акустика, вот это голос! Правду говорят, что в Италии не поют только глухонемые. Сейчас Пантеон-национальный мавзолей.

Мы бежали к Сикстинской капелле, которая получила свое название от папы римского Сикста, предложившего идею Страшного суда для фрески. Река людей текла по левой стороне и наш гид, чтобы мы не потерялись, высоко над головой держала журнал. Слева мелькали древние гобелены, но остановиться и посмотреть на них не было никакой возможности: можно было потеряться.

И все-таки я умудрилась на лету, не глядя, купить книгу с иллюстрациями Ватикана. Над этой покупкой, которая была одинаковой по стоимости с джинсами, мечтой тогдашней молодежи, посмеивались некоторые туристы из нашей группы. Что ж, каждому свое, кому джинсы, а кому книга…

И вдруг раздались возгласы: «Папа, папа». Мы прильнули к высоким, узким щелям справа в стене и увидели Его. Папа Римский, одетый в белую приталенную, длинную, почти до земли одежду,  в малюсенькой красной шапочке на макушке, не торопясь шел по зеленой траве.

Его одежда колыхалась в такт шагов. Тогда он был еще молодой, спортивный, подтянутый, стройный и только-только стал Папой. Толпа замерла в восхищении от такой красоты. Эта картина и сейчас у меня перед глазами… Но вот Папа скрылся и мы снова бросились, как стадо диких бизонов, за нашим гидом, боясь потерять её.

Мы добежали до Сикстинской Капеллы, куда надо было спуститься по ступенькам немного ниже. С этого места на площадке была видна плотная толпа людей, головы, головы, головы в полутемном помещении, запрокинутые вверх. Потолок, выгнутый в виде дуги.

Как же художник расписывал этот потолок в течении четырех лет сам один, без помощников, иногда ломая и круша что-то, что ему не нравилось? Гений во всем гений. Он изобрел специальные подставки.

Сама фреска Страшного Суда была видна плохо: свет здесь можно было зажечь только за невероятно огромные деньги и то, не надолго. Небольшой шепоток витал над головами людей и вдруг! Silentium!(Молчание)-громогласный голос микрофона и все замолчали, испугавшись, как будто бы это был голос из преисподней. Но понемногу освоившись, снова стали перешептываться. И снова Silentium! Жутковато было от этого голоса. Странно, однако, разговаривать нельзя, а изрыгать Silentuim можно.

Только потом, уже дома, в книге, которую успела купить и снова похвалить себя за это, я рассмотрела великое творение великого Микеланджело, а тогда в Капелле было плохо видно из-за слабого освещения и остались расплывчатые впечатления от самой картины.

Конечно, мы были и в Колизее, и внизу Испанской лестницы, и на фонтане Де Треви, дно которого устлано и блестит от брошенных монет желающих еще раз приехать сюда. Всего не расскажешь. Я тоже бросила монетку, стоя спиной к фонтану, как полагается.

Нелегко пройти 130 ступенек Испаиской лестницы. Фото ТМ

А дальше и я расскажу о  продолжении этой поездки, о прекрасной Флоренции и удивительной Пизе здесь.

| категория: Мои поездки

2 Ответов на “Поездка в Рим”

  1. Дворцы Рима сказал:

    [...] За одну поездку сложно посмотреть все многочисленные дворцы Рима. [...]

  2. Описание Италии. сказал:

    [...] описание Италии, Вы непременно захотите посмотреть чудесные дворцы и скульптуры, художественные произведения в различных городах [...]

Оставить комментарий