Земля из-под ног уходит: Ташкент, 1966 год

Монумент мужества. Его уже снесли. Не было землетрясения, не было никакого мужества

Палаточный городок в центре города

Боевая техника для мирных целей расчистки завалов

Самый популярный человек, начальник сейсмической станции Ташкент Валентин Иванович Уломов

Прошло почти полвека, а точнее 46 лет, когда в Ташкенте, где мы жили в то время, произошло землетрясение силой почти в 8 баллов по шкале Рихтера. 46 лет назад, но помнится каждая минута, каждая минута жуткого бессильного страха, когда не знаешь, где спрятаться и что делать, даже не понимаешь, что это такое произошло. Но самое страшное-это чувствовать, как земля из-под ног уходит и что-то огромное движется под тобой и нет от него спасения. Очень страшно, описать просто не возможно.

Было необычайно холодно в эту апрельскую ночь, 26 числа 1966 года. Город мирно спал. И мы с мужем и маленькой дочкой, которой только-только исполнилось два годика, тоже спали, не подозревая, что эта ночь разделит наши жизни на время до и после землетрясения. Тогда мы жили на улице Насырова в третьем тупике, прямо в эпицентре землетрясения.

В 5 часов 23 минуты наш одноэтажный дом затрещал,что-то сильно толкнуло вверх и мой муж моментально выхватил испугавшуюся дочку из кроватки так, что я только успела заметить ей мелькнувшие голые ножки, когда они уже были у двери. «Подожди, там же холодно, простудишь ребенка!», крикнула я и бросилась к ним с одеялом, совершенно не понимая, что произошло. Было действительно очень холодно.

Прихватив кое-какую одежду мы выскочили во двор, где уже стояли полуодетые свекровь, свекор и двое братьев моего мужа с женами и детьми. Испуганные и ничего не понимающие. Что это, спрашивали мы друг друга. Война? Бомба? Было темно, электричества не было и только небо сияло каким-то непонятным зловещим заревом, хотя в это время бывало обычно еще темно, непрестанно завывая лаяли собаки. Пока мы стояли, почувствовали еще толчки земли, сначала сильные вертикальные, а потом они становились не такими сильными.

Радио молчало, но вдруг прибежал мой старший брат, который жил тогда с нашей мамой на улице Хорошинской дом 23, тоже в самом эпицентре. На нем был только костюм без рубашки, брюки и туфли на босу ногу. Он немного успокоил  нас, с мамой все хорошо и сказал, что дом, в котором он жил с мамой, сильно разрушен, но еще стоит, а лепные украшения, которые были на потолке, упали как раз в то место, где ещё вчера, находясь у мамы, мы положили нашу дочку спать, и, если бы мы с дочкой остались у мамы ночевать, то ….даже не хочется думать об этом.

Однако все соседи  вокруг нас были, хоть и испуганы, но живы-здоровы. Эпицентр землетрясения был в районе Алайского базара, знаменитого ташкентского района, Кашгарка, нашей Хорошинской улице, и захватывал самый центр тогдашнего Ташкента. Мы не слышали, чтобы кто-то в этом районе погиб от землетрясения. А ведь слухи долетали моментально.

Рассвет застал нас во дворе, где постоянно мы чувствовали землетрясение. Небольшие толчки сотрясали землю и нас и мы уже даже научились определять силу толчка. «О, это три бала, а сейчас это уже побольше, где-то 4-5 баллов». Стены нашего дома расползлись в разные стороны и солнце просвечивало сквозь щели. Очень быстро построили палатки, где людям пришлось жить.

По тогдашним улицам Лахути, Лугина (сейчас названия этих улиц сохранились, но в других районах Ташкента), Энгельса промчался кортеж правительственных машин и мы узнали, что в Ташкент приехали Брежнев и Косыгин. Это очень успокаивало, потому что почти немедленно начали ремонтировать дома на улице Хорошинской. Но вдруг ремонт остановили и сказали, что на этом месте будут строить большие новые дома.

Людям предлагали взять квартиры «под котлован». Что это значит? А это значит, что жители эпицентра договариваются со своими родственниками пожить у них временно, а когда дом будет построен, то они в нем получат квартиры, площадь которых зависела от численности семьи.

Другим предлагали квартиры в отдаленных районах Ташкента, куда некоторые сразу же переехали. Мы держались до последнего, не желая уезжать из центра города, хотя это был эпицентр землетрясения и было не известно, повториться ли оно снова. Почти сразу же началось строительство нового Ташкента силами всех республик Советского Союза.

Мы видели стройку домов разными городами страны в районах, которые стали называться Ц-4, Ц-5, Ц-6, но самые престижные были и остаются до сих пор Ц-1 и Ц-2. Эти дома строили Москва и Украина. Появилось смешное объявление: «Меняю эпицентр Ташкента на центр Киева». Смех смехом, но очень многим ташкентцам тогда предложили жилье в разных городах СССР, куда они уехали. Но мы остались. Мы очень любили свой Ташкент…

Весь год трясло. «Трясемся, но не сдаемся»,- ещё один лозунг тех дней. Однако в ночь с 8-го на 9-мая, когда я дежурила в только что открытой новой глазной больнице, где я тогда работала, произошло очень сильное землетрясение, примерно в 6-7 баллов. 150 совсем старых, не очень старых пациентов и 50 детишек из детского отделения надо было вывести во двор и успокоить их.

Все были уже во дворе, когда я ходила по опустевшему зданию. Огромная красная зловещая луна висела над темным, без света,  двором, где, как приведения, ходили укутанные в одеяло наши пациенты. И вдруг в пустом детском отделении я услышала всхлипывания. Под кроватью сидел дрожащий малыш, которого никто в суматохе не заметил. Я его укутала и вынесла во двор. Холод прохватывал насквозь, хотя это был май месяц. Как там моя дочка, муж, мама, родные, я ничего не знала.

Уже рассвело, больше толчков не чувствовалось и надо было больных разводить по палатам и отделениям, детей – в детское отделение, взрослых – в катарактальное, вирусологическое и глаукоматозное отделения. Но вот беда. Некоторые старики, особенно с повязками на обоих глазах, от страха забыли не только название отделения, но и свои фамилии. Пришлось их временно усадить в зале и с помощью медсестер, знавших в лицо своих пациентов, разводить их по отделениям.

Только около 10 утра я добралась до дома. Дочка бросилась ко мне с криками: «Мама, мама, тлясение, тлясение». Оказалось, что дом ещё больше разрушился и внутри трубы отвалился кирпич, который закрыл выход, о чем мы узнали позже, потому что отравились угарным газом.  Землетрясение продолжалось еще несколько лет. Но об этом в другой раз.  Может быть. Тяжело вспоминать.

| категория: Мои воспоминания

4 Ответов на “Земля из-под ног уходит: Ташкент, 1966 год”

  1. Маншук сказал:

    Тамара, читаю и аж слезы выступили. Спасибо вам за этот честный рассказ. Дело в том, что я живу в сейсмоопасном городе – Алма-Ата – и у меня жуткий страх землетрясения. И вы для меня реальный знакомый человек,который прошел через это. Ваш опыт очень ценен для меня. Нас трясет потихоньку (2-5 баллов) постоянно. И мы все время в ожидании катастрофы, там что-то по времени уже пора наш город тряхануть, пугают сейсмологи. У нас же тоже были разрушительные землетрясения, о которых я тоже слышала страшные истории. Вы своим рассказом вселили в меня уверенность в то, что и это можно пережить.

  2. Лидия сказал:

    Я хорошо помню это время. Училась на втором курсе педагогического института. Создавались стройотряды для восстановления Ташкента. Помню, что я готова была записаться и ехать в Ташкент. Но по каким-то причинам нас не взяли.Землетрясение в Ташкенте отозвалось огромной болью в сердцах всех жителей нашей великой страны,под названием СССР.
    А в этом году нашу Россию постигло наводнение на Дальнем Востоке. Думаю, общими усилиями мы и это продолеем. Слава богу, что нет человеческих жертв. Спасибо за статью, задело за живое.

  3. Елена сказал:

    Да, катаклизмы страшные происходят. У меня была ситуация (мне еще было лет 7-8), мы жили на севере в военном городе. Так вот там начали взрываться ракеты. И самое страшное было не это, а когда высшее начальство, позабыв жен и детей, мотануло из города… Вот тут самое страшное начинается. Главное в любой ситуации людьми оставаться, а не пытаться нажиться на чужой беде, как у нас сейчас на Дальнем Востоке происходит.

  4. aramaT сказал:

    Маншук, мы с Вами знаем не по наслышке о землетрясениях и бессильном ужасе, который охватывает людей, когда земля вдруг перестала быть твердой опорой и уходит из-под ног. Дай Бог, чтобы Вы, находясь в сейсмоопасном районе, больше не испытывали бы этот кошмар

Оставить комментарий