Звуки моего детства

Это вполне естественно, что с возрастом всё чаще вспоминаешь свое детство, особенно, если оно было таким солнечным, как моё,потому что это были послевоенные времена, когда уже не так сильно ощущалась недостача продуктов питания. Я познала и голод и потерю недельных карточек на хлеб, но и совершеннейшее счастье нести домой первые душистые буханки белого хлеба и белого чурека. Не смотря ни на что, моё детство вспоминается как один длинный день, наполненный солнцем. А ещё вот это, звуки, сопровождавшие нашу обыденную жизнь, самые обыденные звуки моего детства, каких, наверное, не было в других городах…

К нам приехал в гости старший брат моей мамы, дядя Архиша, Архип Ефимович Железняков, которого очень удивляло то, что постоянно звучало на нашей Хорошинской улице, где мы жили в доме №23 города Ташкента.

«Киииисла пресна малакёёёёё» И мы покупаем замечательное пресное молоко, после кипячения которого мама снимала целую пиалу сливок. Сливки с горячей лепешкой-это что-то непередаваемо вкусное! А кислое молоко не теряет формы, даже когда его зачерпываешь ложкой.

«Точу ножи ножницы»,- кричит высокий крепкий мужчина, снимает с плеча не легкую свою ношу и тут начинается для нас настоящее представление. Мы, ребетня этого двора, окружаем его со своими ножами и ножницами и смотрим, как из-под ножей на точильном круге, срывается сноп искр, завораживающий нас, глядящих молча на эту сказку.

«А вот он я, марганцовка стрептоцид». Мы его так и звали «марганцовка стрептоцид». У него можно было купить какие-нибудь лекарства и даже настойку опиума. Свободно. Мама нам давала 1-2 капли в стакане воды, если были спазмы или понос. Ах, извините, диарея. И ничего. Никто не стал морфинистом.

«Шара-бара». Никто ничего не кричал. Просто во двор заезжала не большая тележка, запряженная осликом. Мы давали ослику кусочки хлебушка, а в тележке чего только не было! И самодельные раскрашенные дудочки, и шарики на резинке, которые можно было подбрасывать, а они всё равно возвращались тебе в руку. За всё это богатство надо было платить только лишь стеклянными  бутылками. Всего-то лишь! А кроме того, можно было немножко покататься в тележке по нашему большому двору бесплатно. Мы набивались в тележку и счастью не было предела!

«Карасиииииииин» раздавалось через рупор по всей улице. Дети, и я тоже, хватали заранее приготовленные вёдра и бегом неслись на улицу, где в самом центре стояла издалека пахнущая керосином бочка. Этот запах, такой родной, напоминает мне лето, когда мама выносила во двор все одеяла и кровати, а полы мыла водой с керосином от муравьев. Наши металлические кровати она смазывала тоже керосином от клопов. А кроме того, у нас была керосинка, называемая гордо Примусом, на которой летом готовилась пища, а зимой дрова в печке сбрызгивались чем? Ну, да, конечно, опять же керосином. Очень нужная в доме была эта штука, керосин.

«А вот сладкий манаград, а вот сладкий манаград». Не посвященный не поймет, а всё просто, это продавался виноград, заботливо укрытый виноградными листьями. Виноград назывался «Дамские пальчики». Очень сладкий, с нежной корочкой. Дамские пальчики да и только.

Иногда молча приходил торговец инжиром. Да ему и не надо было зазывать покупателей, потому что нежный сладкий плоский золотистый инжир, заботливо уложенный в плетёную плоскую корзину и прикрытый листьями инжира, расхватывался моментально. Я и до сих пор скучаю по нему, потому что нигде, сколько бы я ни ездила по миру, такого инжира я не встречала. Есть зелёные грушеобразные, но это всё не то, не тот инжир.

«Стёкла, стёкла вставляю»,- громко сообщает мужчина, но детям это и не интересно, разве что прибежит к нему соседка, которой футбольным мячом кто-то из мальчишек выбил стекло в её окне.

Сейчас всё изменилось. Ташкентцы живут в больших домах, соседи не очень общаются друг с другом и никто ничего не кричит на улице, созывая покупателей.

| категория: Мои воспоминания

Оставить комментарий